Солнце, зеркала, импульсы и иммунитет

 

      1. 1)Как я открыл для себя Концентрированный Солнечный Свет и его воздействие. 

      2. 2)В 1966 году в Алма-Ате (в Казахстане) была защищена кандидатская диссертация, посвящённая использованию больших Солнечных рефлекторов для лечения хронических бронхитов.. Я ознакомился с этой диссертацией в Ленинской Библиотеке и постараюсь воспроизвести все основные сведения, которые мне удалось запомнить из этой диссертации (дозировки, частоты, длительность курсов лечения, итп). 

      3. 3)В 1963-80 гг один из механических заводов Ташкента выпускал такие рефлекторы мелкими сериями (1 квадр.метр, 100 плоских зеркал, каждое с индивидуальной подстройкой). Я собираюсь воспроизвести такую систему дома (64 зеркала вместо 100). По моему мнению, 64-кратная концентрация вполне достаточна для практики, фокусное расстояние концентратора можно будет настраивать в широких пределах. 

      4. 4)Я расскажу свою историю – как я избавился от двух различных инфекций, как я открыл на себе накопительное действие ИКСС (Импульсный Концентрированный Солнечный Свет), как расправился с варикозом на ногах. Я опишу также эксперименты, которые я не советую воспроизводить другим – сжигание бородавки на пальце и родинки-ангиомы на плече – самое настоящее сжигание, до жареного мяса и угольков. После этого лечения рецидивов не было, обратно они не приходили! 

      5. 5)Я приведу описание конструкции и эскизы деталей большого рефлектора на тот случай, если кто-нибудь захочет воспроизвести его для себя. 

 

 

Мне жаль любого, кто попробует отыскать хотя бы следы систематического подхода в нижеследующем изложении. Жизнь обычно бывает полна неожиданными событиями и поворотами, подобно этому человеческая мысль и память отражают этот случайный характер жизни, в них полно нелогичностей, провалов, хаотических нагромождений и внезапных озарений.

Это случилось в 1964 году, когда молодой физик (Ваш покорный слуга), работавший в Институте физики Земли в Москве, был в командировке в окрестностях Алма-Аты в Казахстане и купил местную газету. Я не помню сейчас точный заголовок этой газетной статьи, приблизительно он звучал как “Концентрированный Солнечный Свет исцеляет застарелые болезни”. Скука в гостинице была смертная, так что статья была внимательно прочитана, и, к моему удивлению, оказалась довольно осмысленной и весьма интересной.

Здесь уместно сделать одно замечание – в то время я работал в отделе Электромагнитного Поля Земли и был по роду работы лостаточно хорошо знаком с  Солнечно-Земной физикой. Поэтому я просто дополнил пробелы и научные огрехи в статье своими знаниями там, где информация в статье была недостаточной или искажённой. Та окончательная картина, которая получилась, привела меня в состояние восторга и изумления, и эти эмоции живы во мне даже сейчас, спустя 48 лет после той памятной поездки.

 

По существу история была весьма простой. В составе Академии Наук Казахской ССР действовала Астрономическая обсерватория. Директором обсерватории был замечательный учёный и инженер Владимир Николаевич Бухман, основным интересом и нправлением исследований которого была солнечная энергетика, преобразование энергии солнечного света в другие виды энергии. Солнечные кухни его разработки были внедрены и пользовались популярностью у местного населения, в особенности у гуртовщиков и чабанов, в некоторых полупустынных поселениях использовались водяные насосы с солнечным приводом, и даже дети в Алма-Атинском парке могли покататься на поезде, где был паровоз, работавший на солнечной энергии.

Для того, чтобы обеспечить работу всех этих устройств, Бухман должен был концентрировать солнечный свет с больших площадей на маленькие участки, иными словами, ему были нужны Солнечные Рефлекторы-Концентраторы. Разработка, испытание и изготовление этих концентраторов составляли существенную часть деятельности самого исследователя и деятельности обсерватории. Не все конструкции, разработанные ими, были в равной мере удачны, некоторые отвергались, некоторые устаревали и заменялись новыми по мере накопления опыта и появления более совершенных материалов.

В.Н.Бухман жил в небольшом доме на окраине Алма-Аты, при доме был участок около 10 соток с садом и детской игровой площадкой – лестница, песочница, качели, скамеечки. Когда некоторые конструкции солнечных рефлекторов заменялись более совершенными, он принёс домой несколько таких отвергнутых рефлекторов и они получили “временную прописку” на детской площадке. Бухман предполагал использовать их для развлечения и для домашних экспериментов

Но ведь одно дело экспериментировать с кухонными кипятильниками или малыми паровыми машинами – этими вещами можно было заниматься в обсерватории. Настоящий учёный всегда задаёт себе вопрос – А что случится, если...? Да-да, что случится, если направить концентрированный солнечный свет на человеческое тело? На первый взгляд вопрос кажется идиотским – ведь можно просто-напросто прожечь дырку в этом теле, это хорошо применять только в качестве орудия пытки! Однако Бухман нашёл простое и элегантное решение этого вопроса – он изобрёл ИКСС (Импульсный Концентрированный Солнечный Свет).

Методика была очень проста – Бухман прикрепил рефлектор к детским качелям и толкнул качели. Теперь зайчик рефлектора колебался между двумя крайними положениями, никогда не оставаясь на одном участке кожи настолько долго, чтобы причинить опасный перегрев или ожог. Затем он начал применять ИКСС к себе и к остальным членам своей семьи.

Эти Солнечные Игры не остались незамеченными. Один за другим соседи и сотрудники Бухмана начинали проявлять живой интерес к доселе невиданной процедуре и начинали просить учёного применить к ним солнечное облучение. Вначале вроде бы ничего не происходило, но через 2-3 месяца эти люди стали рассказывать буквально сказки.

Сотрудники рассказали Бухману, что у двоих из них исчезли хронические боли в ногах, один заметил, что на его лысой голове стали пробиваться волосы, один из соседей вылечился от 4-летнего хронического бронхита, другой перешёл в состояние стабильной ремиссии со своей язвой 12-перстной кишки. Тем более примечательным был тот факт, что многие из этих исцелений произошли спустя длительное время после применения ИКСС, как будто солнечный свет запустил некоторые процессы в организме, которым потребовались недели и даже месяцы для того, чтобы произвести видимые результаты. После того, как результатов накопилось достаточно много, Бухман представил их алма-атинским медикам.1
***********************************************
1- Судьба даровала В.Н. Бухману долгую и плодотворную жизнь. Он прожил до 1983 года и скончался не от каких-либо болезней, а в результате автомобильной катастрофы в горах. Я сам неоднократно бывал в Казахстане в геофизических экспедициях и могу только восхищаться состоянием здоровья человека, который в возрасте 86 лет был способен предпринимать автомобильные поездки по хребтам и серпантинам Заилийского Ала-Тау.
***********************************************

К счастью, реакция алма-атинских медиков была не такой, как можно было бы себе представить – они не стали выражать недоверия и не стали отвергать с порога то, о чём им рассказал учёный. Конечно, они удивились, каким ветром занесло уважаемого астронома в область исследований, столь далёкую от его инженерной специальности, но тем не менее проверили и дважды перепроверили факты, после чего несколько амбициозных молодых врачей выразили желание провести клинические исследования ИКСС в качестве возможных тем для своих кандидатских диссертаций. Далее я подробно расскажу об одной такой диссертации, посвящённой тщательному исследованию применения ИКСС при лечении хронических бронхитов. Для нас наиболее важной информацией в этой диссертации является конструкция рефлектора, расстояние от пациента до рефлектора, степень концентрации солнечного излучения, дозировка по энергии, полная длительность курса лечения, а также необходимые предосторожности – это чрезвычайно важная тема, если принять во внимание фантастическую мощь Концентрированного Солнечного Излучения.

Здесь не время и не место для того, чтобы говорить о бюрократических и административных препонах, которые стояли перед успешным применением ИКСС, но когда большинство трудностей остались позади, результат оказался великолепным. Первый в Казахстане (и первый во всём Советском Союзе) Солнечный Лечебный Центр открыл свои двери для пациентов в 1959 году в прекрасной горной долине в 32 км от Алма-Аты и доктор Бухман получил почётное право перерезать традиционную ленточку на церемонии открытия. Следует отметить, что этот Центр работает до сих пор (2012 год), в основном он сейчас ориертирован на детей и его сайт легко можно найти на Интернете < http://rdks-alatau.kz/ >. Они не акцентируют сейчас внимание на Солнечной Терапии, но причины этого лежат, скорее всего, в приходе к руководству нового поколения медиков, продвигающих близкие их сердцу методы, и не связаны никак с эффективностью солнечного лечения.

 

“Ташнаучприбор” выпускает рефлекторы-концетраторы

 

Проблема конструирования и изготовления рефлекторов была решена с помощью инженеров из ташкентского объединения “Ташнаучприбор”. Перед тем, как рассмотреть здесь практическую конструкцию, следует заметить, что В.Н.Бухман с самого начала отказался от использования криволинейных поверхностей в рефлекторах. Разработанные им рефлекторы не имели в своём составе никаких сферических, параболических или иных зеркал со сложными поверхностями. Его рефлекторы были построены на плоских зеркалах небольшого размера. Сведение отражённых лучей в одно пятно достигалось за счёт крепления зеркал, которое обеспечивало необходимый угол наклона каждого зеркала из числа входящих в отражающий массив. В тех вариантах рефлектора, которые выпускались в Ташкенте, отражающий иассив состоял или из 100 зеркал (10х10) или из 144 зеркал (12х12). Размер каждого зеркала был равен 10х10 см, и в обоих вариантах применялись одинаковые зеркала. Каждое зеркало можно было индивидуально наклонять, массив из 100 зеркал мог обеспечить почти 100-кратную концентрацию интенсивности солнечного излучения практически на любом необходимом расстоянии – обычно от 3 до 7 метров. Индивидуальная настройка зеркал открывала также и другие возможности, например, фокусировка с разбивкой на 2 пятна, но об этом будет сказано ниже.

Ташкетский концентратор был довольно внушительным изделием – даже меньший вариант его имел площадь 1 квадратный метр и на этой площади располагались 100 зеркальных пластин, каждая размером 10х10 см. Каждое такое квадратное зеркало крепилось на 3-х болтах, головки которых выходили на заднюю сторону рефлектора и позволяли подстривать индивидуально наклон каждого зеркала. Можно было принять отражение от какого-то зеркала за опорное и довольно быстро настроить отражения от остальных зеркал так, чтобы они направились в ту же точку, что и отражение от опорного зеркала. По существу это позволяло установить “фокусное расстояние” рефлектора применительно к конкретной задаче. Бывали случаи, когда у врача было в обиходе несколько рефлекторов с различными настройками.

В состав рефлектора-концентратора также входили 2 крышки, позволявшие защищать от повреждений детали устройства во время хранения и перевозки, и петли, позволявшие подвешивать рефлектор к качелям или другим предметам для осуществления периодического колебательного движения.

 

В этом году я решил воспроизвести такой рефлектор конструкции В.Н.Бухмана у себя дома в качестве проекта “Сделай сам”.

 

 

Фиг. 1


Основание рефлектора для 64 зеркал

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На фиг.1 можно видеть сетку разбивки площади 1 кв метр основания рефлектора на 64 квадрата. Каждый квадрат разбивки имеет размер 125х125 мм, он соответствует одному зеркалу 120х120 мм, таким образом 64 квадрата покрывают всю площадь основания, оставляя между зеркалами 5 мм зазоры для регулировки наклона зеркал.

 

 
 

    Фиг.2

    Поперечное сечение основания рефлектора и боковой планки

 

Основание рефлектора сделано из 8-мм фанеры и имеет размер 1 кв метр (1000х1000 мм). Края основания укреплены при помощи планок из той же самой 8-мм фанеры. ; эти планки хорошо видны на фиг.1, длина каждой из планок составляет 1000 мм, ширина равна 60 мм. Из полной ширины планки 40 мм выступает сверху над основанием, 8 мм соответствует толщине основания, и 12 мм выступает снизу под основанием.

Сборка массива зеркал представляет собой весьма долгую процедуру. Для того, чтобы каждое зеркало поддавалось индивидуальной настройке, оно должно быть укреплено на 3-х пружинных подвесах.

 

Фиг. 3

Как подвесить зеркало на 3-х пружинах

 

На фиг. 3 можно подробно разглядеть устройство пружинной подвески зеркала в рефлекторе.

1. Три болта М5 длиной 45 мм вставляются снизу и выступают сверху основания.

2. Затем на каждый из болтов надевается пружина сжатия длиной 30 мм.

3. Отражающее акриловое зеркало, в котором заранее нарезаны 3 отверстия резьбой М5, кладётся сверху на болты и пружины. Конструкция закрепляется болтами так, чтобы пружины оставались в сжатом состоянии между плитой основания и плоским зеркалом.

4. Индивидуально настраивая каждый винт и наклон каждого зеркала, можно добиться сведения всех 64 отражённых лучей в необходимую точку фокуса.

Следует заметить, что рефлектор получается тяжёдым – порядка 18-20 кг. Он легко переносим, его легко перевозить на машине, но это вовсе не является индивидуально носимым приборчиком, типа косметического зеркала. Это весьма серьёзный концентратор и он предназначен для весьма серьёзной работы.

Некоторые детали конструкции – крышки, подвесы, ручки для переноски – не показаны на рисунках, но если кто-либо решит воспроизвести эту конструкцию для себя, то я надеюсь, что изготовление этих деталей не вызовет серьёзных трудностей.

 

Доктор Тамара Россова и её диссертация

 

Центр Солнцелечения открыл свои двери в 1959 году, а в 1961 году Тамара Россова, молодой аспирант из Казахского Медицинского Института, выбрала Импульсный Концентрированный Солнечный Свет (ИКСС) в качестве темы для своей кандидатской диссертации. Она начала исследовать применение ИКСС для лечения хронического бронхита.

Оборудование и настройка его описаны в диссертации довольно кратко. Использовался концентратор ташкентского производства площадью 1 кв метр, настроенный на фокусное расстояние 3.5 метра. По существу именно таким было расстояние от рефлектора до пациента, если требовалась максимальная концентрация солнечного зайчика. Если задачи терапии требовали меньшей степени концентрации света и более диффузного зайчика, расстояние рефлектор-пациент могло быть сделано короче.

Пациент находился в сидячем положении, к рефлектору были обращены его грудь или спина, над пациентом и над медсестрой, отпускавшей процедуру, устанавливался навес типа пляжного грибка, рефлектор стоял на уровне пациента , так что навес не мешал попаданию отражённых лучей на пациента. В простейшем варианте процедуры медсестра время от времени тянула за шпагат, привязанный к рефлектору, заставляя рефлектор раскачиваться на подвесе. Амплитуда качаний зависела от силы толчка, приложенного к рефлектору, частота качаний была просто частотой свободных колебаний подвешенного рефлектора.

Обычно после первых 2-3 сеансов медсестра доверяла пациентам самим тянуть за шпагат и раскачивать рефлектор, оставляя за собой роль наблюдателя и следя за положением Солнца и за продолжительностью сеанса. При такой организации одна медсестра могла отпускать процедуры сразу 3-4 пациентам, которые находились практически “на самообслуживании”.

Проблема дозировки ИКСС являлась коренной во всей терапии. Поскольку никакого опыта и никаких рекомендаций относительно интенсивности и длительности сеансов ИКСС на тот момент не существовало, Тамара Россова подсчитала допустимую терапевтическую интенсивность, просто исходя из полной световой энергии, приложенной к организму пациента. Принимая солнечную постоянную примерно равной 1000 вт/кв_метр и принмая коэффициент отражения зеркал за 80%, она ограничила сеансы 10 минутами в течение интервалов 11-15 часов в безоблачные дни, увеличив эту продолжительность до 15 минут в интервалах 9-11 часов и 15-17 часов.

Для постепенного привыкания пациентов к новой мощной терапии потребовались вводные сессии пониженной интенсивности. В течение первых 2 дней лечения длительность сессий составляла 5 минут и только после этого пациент получал нормальные сессии установленной длительности.

У многих пациентов в течение первых 4-7 дней лечения наблюдалась весьма характерная реакция. У них повышалась температура (как будто при лихорадочном заболевании), возникала одышка, повышенное сердцебиение и неприятные ощущения в желудке. Тамара Россова не называла эту реакцию каким-то определённым именем, но позже я нашёл описание этой реакции в некоторых статьях на Интернете под названием синдрома Герксхаймера (Herxheimer Syndrome). Этот синдром возникает, когда болезнетворные бактерии в организме внезапно массово погибают в результате некоторой терапии или применённого лекарства и большие массы их посмертных бактериальных токсинов выбрасываются в организм. Это тот самый случай, когда говорится, что “лечение хуже самой болезни”.

Если возникал подобный синдром, сеансы ИКСС временно прекращались или уменьшались до весьма малых дозировок, пациенту давалось время для восстановления нормального самочувствия, и только затем дозировки ИКСС постепенно доводились до нормальных. Как правило, после этого временного ухудшения состояния наблюдалось резкое улучшение и лечение пациентов проходило лучше и быстрее, нежели до этого. Как я теперь понимаю, применение ИКСС стимулировало иммунную систему пациентов, их тела освобождались от патогенных микроорганизмов и обеспечивали тем самым успех всего лечения.

Полная длительность всего цикла лечения хронического бронхита составляла 15-30 дней в зависимости от начального состояния пациента и от ограничений немедицинского характера. Многие пациенты приезжали на лечение во время отпуска, это естественно ограничивало возможную длительность курса.

Количественно оценить эффективность терапии ИКСС достаточно затруднительно, но имеются 2 факта, которые могут помочь понять, насколько эффективной эта терапия была в данном конкретном случае.

1)         Из более чем 350 пациентов нашлось только 5, которые сказали, что ИКСС терапия им не помогла. Из этих 5 пациентов 4 вынуждены были прервать терапию после 4 сессий

      1. 2)Только 32 пациента вернулись в Лечебный центр с похожими симптомами на следующий год. Это в основном были шахтёры из Экибастуза и Караганды, работавшие в условиях сырых холодных шахт в зимние месяцы. Большинство из них высоко оценвали результаты терапии предыдущего года и хотели повторить её. 

0=0=0=0=0=0=0

Наконец, кое-что последнее по очереди, но не по важности. Тамара Россова сделала некоторые наблюдения, касающиеся технических аспектов применения ИКСС. Её наблюдения относятся к степени концентрации солнечного света в зайчике и к частоте колебательных движений рефлектора.

В общем выполнялось правило, что более концентрированный зайчик вызывал более глубокое и ярко выраженное терапевтическое действие. Сжимание зайчика до диаметра 12-14 см вызывало синдром Герксхаймера примерно на 2 дня раньше, чем если применялся размытый зайчик диаметром 20-22 см.. Россова аккуратно отметила этот факт, но не сумела дать ему внятного объяснения, только пообещала исследовать его в будущем. С сегодняшней точки зрения влияние концентрации солнечного света в зайчике по существу объясняется наличием пороговых интенсивностей солнечного света, необходимых для той или иной степени терапевтического воздействия. Солнечный зайчик диаметром 12-14 см соответствует 60-70 кратной концентрации света (в случае рефлектора на 100 зеркал), в то время как зайчик диаметром 20-22 см соответствует примерно 20-25 кратной концентрации. Хотя эта последняя концентрация тоже чрезвычайно эффективна для терапии, более концентрированный свет проникает глубже в организм и соответственно оказывает более сильное влияние на глубоколежащие слои и органы тела. Вкратце можно сказать, что существуют пороговые интенсивности ИКСС, выше которых эффекты применения солнечного света возрастают круто и нелинейно.

В различных терапевтических модальностях частоты колебательных движений рефлектора и, соответственно, зайчика варьировались в широких пределах. Иногда рефлектор прикреплялся к простым детским качелям, в этом случае происходило 35-40 колебаний в минуту, иногда система подвески обеспечивала частоту колебаний 60-70 в минуту, а в нескольких случаях была применена подвеска, работавшая с частотой до 110 колебаний в минуту. Это в основном зависело от высоты подвесок над землёй, от присутствия или отсутствия возвратных пружин и от других деталей подвески рефлектора.

Результаты наблюдений при различных частотах колебания зайчика не были достаточно систематизированыи не были перепроверены, но всё же в этих результатах прослеживается некоторый общий тренд – терапевтическая эффективность ИКСС возрастала при увеличении частоты. Впрочем, я считаю, что здесь мы рискуем вторгнуться в область Роя Райфа с его “Частотными Машинами” и что здесь нужно проявлять сугубую осторожность. У меня есть идеи, как объединить ИКСС с частотным подходом Роя Райфа, по существу идеи сводятся к тому, чтобы использовать частоты Райфа в качестве частот ИКСС. Не исключено, что когда-нибудь эти идеи принесут свои плоды.

 

Проверка на себе

(история вогнутого косметического зеркала)

 

 

 

Очарование, которое принесли мне идеи и достижения В.Н.Бухмана, никогда меня не покидало, но в течение почти 35 лет моей жизни мне просто не удавалось перенести эти идеи, выражаясь языком американцев, “на переднюю конфорку”. Я принимал активное участие в исследованиях Института Физики Земли АН СССР, более того, я был полевым исследователем того типа, которые проводят в экспедициях по 7-8 месяцев в году. Я работал в Заквказье, в Средней Азии, провёл 2 сезона в Антарктиде, устанавливал оборудование для геомагнитных обсерваторий на Кубе и в Мексике, регистрировал полярные сияния в Финляндии и на Кольском полуострове, участвовал в мониторинге ядерных взрывов в Казахстане и в Неваде. Но всё же картины Импульсного Концентрированного Солнечного Света, применяемого к человеческому организму, крепко и глубоко сидели в моём подсознании, дожидаясь возможности выйти наружу.

Возможности представились – да не одна, а целых две.

Первая возможность для выхода этих идей из подсознания наружу представилась, когда я начал сотрудничать с профессором Хироши Мотояма и с его институтом. Калифорнийский Институт Наук о Человеке расположен в городе Энсинитас, в 15 милях к северу от Сан Диего, это один из самых необычных вузов Америки, посвящённый “Телу, Мысли и Духу” человечества. Было бы слишком долго рассказывать здесь о плодотворных духовных и интеллектуальных взаимодействиях с выдающимися людьми, работавшими в Институте, и о необычных дисциплинах, которые мне пришлось там преподавать. Для продолжения истории очень важно, что я получил от профессора Мотояма и от его сотрудников мощнейшее подтверждение своей давнишней идеи, что человек должен быть сам хозяином своего организма, что долг и обязанность человека состоит в том, чтобы заботиться о здоровье своего организма, и что это граничит с грехопадением, когда человек доверяет заботу о своём здоровье наёмному профессионалу. Профессор Мотояма как-то задал присутствующим вопрос, причём сделал это в своей обычной вежливой деликатной манере, мягким голосом: “Если всегда стремиться приглашать профессионала, то почему бы мужчинам не начать нанимать профессионалов для удовлетворения сексуальных потребностей своих жён?” Вопрос стал кристально ясен (в математике подобное доказательство называется “доведением до абсурда”).

Вторая возможность представилась, когда российские учёные  начали выкладывать свои научные статьи и обзоры на Интернет.

Сейчас уже мало кто помнит, что одновременно с развитием Интернета и Всемирной Сети происходило создание и развитие программ-поисковиков, которые помогали систематизировать и отыскивать в Сети разнообразную информацию. Учёные в России всегда испытывали трудности с опубликованием результатов своих исследований в периодических изданиях, в основном из-за жёсткой цензуры, известной, как “процедура утверждения”. С другой стороны, новые возможности публикации в Сети не требовали никаких утверждений, практически не требовали расходов, и, что было ещё важнее, позволяли публиковать спорные или остродискуссионные материалы без оглядки на возможную цензуру.

Именно в Сети я нашёл большое количество материалов о Световой терапии,  о Нильсе Финзене и о его Нобелевской премии 1903 года, об Александре Минине и о его лампе синего света, об экспериментах Хэнкока и Кнотта по УФ иррадиации крови, и наконец о том, как свет сине-фиолетового спектра оказывает стимулирующее действие на иммунную систему человека. Разрозненные кусочки мозаики вдруг сошлись как будто по мановению волшебной палочки и составили целостную картину.

Первое, что я понял, была необходимость концентрировать Солнечный Свет. Собранный в маленькое пятно при помощи линзы или зеркала, он воздействует на организм с увеличенной интенсивностью. При этом становятся возможны различные эффекты, которые невозможны при Солнечном Свете обычной (1х) интенсивности. Если, например, зеркало собирает солнечный свет с  круга диаметром 15 см и концентрирует его в пятнышко диаметром 5 мм, то в этом пятнышке интенсивность солнечного освещения будет увеличена в 900 раз, то есть вместо  “1х” мы имеем “900х” на этом маленьком пятнышке. Вот это пирожки!! 900 солнц освещают тот участок тела, куда направлен сфокусированный свет!

Эта жуткая интенсивность далеко превосходит все возможные пороговые значения, которые существуют в нашем организме для защиты его внутренностей от влияния Солнечного Света. Да и в самом деле, если мы остановим этот “зайчик”на одном месте кожи хотя бы на 2-3 секунды, мы рискуем сжечь и кожу и то, что находится под ней. О своём собственном опыте по этой части я расскажу в этой же статье ниже, а сейчас уместно будет упомянуть о “солнечном скальпеле”, разработанном израильскими учёными. В этой установке Солнечный Свет концентрируется в 15 тысяч раз (15000х) и подаётся в операционную палату по оптоволоконному кабелю. Установка успешно работает в пустыне Негев, затраты на неё не превысили 10% тех затрат, что потребовались бы для приобретения лазерного скальпеля < http://www.israel21c.org/technology/scientists-harness-sunlight-to-replace-medical-lasers >.

Возникает вопрос – как сделать применение Концентрированного Солнечного Света безопасным? Ответ на этот вопрос ясен из опыта В.Н.Бухмана – применение Концентрированного Солнечного Света должно быть Импульсным, солнечный зайчик нужно периодически двигать взад-вперёд, не создавая опаных перегревов на коже.

Сама система оказалась простой в изготовлении и ещё более простой в работе. Основной элемент системы был взят прямо с магазинной полки в ближайшем универмаге это было 16-сантиметровое круглое косметическое зеркало; мужчины используют такие зеркала для бритья, женщины для нанесения косметики. Все видели такие двухсторонние зеркала, у которых одна сторона плоская для отражения в обычном размере, а другая сторона вогнутая для отражения в увеличенном размере. Я был заинтересован именно в вогнутой стороне, в моём зеркале вогнутая сторона давала увеличение “3х”, в оптических терминах это соответствует фокусному рааасстоянию 45-50 см.

Когда я решил применить ИКСС (Импульсный Концентрированный Солнечный Свет) к себе, я вовсе не хотел вовлекать кого-либо ещё в это исследование. Я просто хотел выяснить, будет ли маленькое зеркало диаметром 16 сантиметров вообще эффективно – ведь Бухман и его лечебница использовали зеркала размером 100х100 см, площадь которых была в 40 раз больше, нежели у моей косметической игрушки. Цель эксперимента по использованию ИКСС была очевидна – попытаться стимулировать иммунную систему, облучая кровь через кожу. Успешное стимулирование иммунной системы путём УФ облучениия, сделанное Хэнкоком и Кноттом в 1930-х годах, в сочетании с недавними работами русских учёных, показавших применимость для этой цели синего и фиолетового света, давали серьёзные надежды на успех эксперимента.

Решить, в какую область кожного покрова нужно направить солнечный зайчик, оказалось довольно просто. Поскольку предметом облучения должна была стать кровь, необходимо было найти места, где кровеносные сосуды показывались бы из-под кожи. Это сразу исключало артерии – они слишком глубоко погребены внутри тканей и на поверхности кожи практически не проявляются. Вены, с другой стороны, подходят очень близко к поверхности кожи и в некоторых местах создают настоящие сгустки и сети. Такие сгущения можно видеть во внутренних частях локтевых сгибов, во внутренних частях подколенных сгибов, на внешних сторонах ладоней и, как хорошо известно пожилым людям, варикозные вены покрывают обширные области ног выше и ниже колен.

Из соображений удобства я решил использовать локтевые сгибы – было удобно облучать левый сгиб, держа зеркало в правой руке и затем наоборот. Если бы я захотел использовать какое-либо другое место (например, подколенный сгиб), мне пришлось бы прибегать к помощи ассистента.

Я прекрасно отдавал себе отчёт, что у меня не было в тот момент никакого понятия о требуемых и о допустимых дозировках облучения, в особенности учитывая, что дело происходило в Сан Диего при его кристально чистом небе и неистовом солнце. Для начала я решил последовать примеру Тамары Россовой  и определить допустимую дозировку просто по её термическому воздействию. Реально это оказалось весьма просто, так как я был способен ощущать эффект нагрева прямо на облучаемом участке локтевого сгиба. В середине дня в Сан Диего требовалось 2-3 минуты качания солнечного зайчика от запястья до локтя.

Схематически процесс облучения показан на приведённом рисунке.

Экспериментатор держит зеркало (зелёный овал) в своей правой руке, подставляет его под падающие лучи Солнца (красные линии) и направляет отражённые лучи в виде солнечного зайчика на свою левую руку. Покачивая зеркало, можно добиться того, что зайчик будет ритмически перемещатьсяот запястья до локтя и назад. Обычно довольно легко водить зайчик между крайними положениями с частотой около 1 периода в секунду (можно чаще, если позволяет быстрота руки).

По какому-то удачному наитию я решил не делать двух сеансов ИКСС облучения в день, ограничившись одним. Как потом выяснилось, одного было вполне достаточно.

 

 

 

 

Фиг.4

Практический сеанс

облучения

 

Итак я начал в октябре 2003 года с 40 колебаниями зайчика на каждой руке, продолжил на следующий день с 60+60 колебаниями, затем с 80+80 колебаниями, и на четвёртый день, после 100+100 колебаний, к вечеру начал чувствовать себя как-то “не в своей тарелке”. Меня немного лихорадило, было какое-то чувство неполадка в желудке и ощущение переполненного кишечника, и наконец, была определённо небольшая одышка. После плохо проведённой ночи, когда я практически не мог заснуть и имел частые позывы к мочеиспусканию, я решил прекратить ИКСС процедуры по крайней мере на несколько дней.

Действительно, в течение дня моё самочувствие улучшилось, к вечеру я чувствовал себя совершенно нормально, так что на следующий день я возобновил ИКСС процедуры, сначала с 40+40 колебаниями, затем прямо перешёл к 100+100 – и всё это на фоне постоянно возрастающего ощущения радости, энергии и оптимизма. Я чувствовал себя так хорошо, как не чувствовал в течение десятилетий – а в тот момент мне было 65 лет. Я наслаждался ощущением свободно дышащего носа, без слизи и раздражений, я внезапно почувствовал, что мои суставы начали вращаться и сгибаться, я избавился от нескольких застарелых кожных раздражений и даже насладился вернувшимся вкусом к вину и пиву..

Почитав статьи на Интернете, я понял, какого врага мне удалось победить. Это был Streptococcus Pyogenes, довольно подлая бактерия, которая обитает в наших носоглотках, в суставах и в сердечно-сосудистой системе. Еще с детства я помню, как с возраста 7 лет я болел ангинами (по 2-3 раза в год), затем мой организм справился с горловой инфекцией (помогло смазывание керосином), но оккупант был уже внутри. Только после интенсивной солнечной стимуляции моя иммунная система нашла в себе достаточно силы и решимости объявить захватчику войну и уничтожить его. Должен заметить, что в моём организме оставался ещё один достаточно коварный пришелец по имени Helicobacter Pylori, победить его мне удалось только в 2005 году и это уже совсем отдельная история.

Вдохновлённый этим успехом, я стал предлагать Солнечную Помощь своей жене, которая в то время страдала от воспалённых дёсен. Устроились очень просто – моя жена села на кресло спиной к Солнцу, так что Солнце светило сверху справа, а я встал перед ней и направил отражённый зайчик на нижнюю часть подбородка и на шею. Я рассуждал, что поскольку в этой области нет явных вен, то она должна легко принять 60-70 колебаний зайчика для первого сеанса.

В действительности результат оказался совсем иным – после первых же 30 колебаний зайчика моя жена начала жаловаться на плохое самочувствие, одышку и повышенное сердцебиение. Пришлось прекратить сеанс облучения после 35 колебаний, я помог ей добраться до кушетки, принёс и накапал настойку валерианы, пододвинул к ней вентилятор, и только после 45 минут отдыха на кушетке она пришла в относительную норму, смогла встать и двигаться самостоятельно. (Нужно заметить, что воспаление дёсен успокоилось и пропало через 3 или 4 дня, но здесь невозможно однозначно приписать этот эффект воздействию Солнечного облучения). Я извлёк несколько существенных уроков из этого случая.

      1. 1)Область подбородка и шеи ничуть не менее чувствительна к Солнечной радиации, чем область локтевых сгибов. Весьма вероятно, что это объясняется большой концентрацией капилляров. 

      2. 2)Активно протекающее воспаление делает человека более восприимчивым  даже к малым дозам Солнечного облучения – здесь необходимо соблюдать сугубую осторожность, чтобы избежать переоблучения. 

      3. 3)Женщины и мужчины могут иметь различную восприимчивость к Солнечному облучению – здесь необходимы дальнейшие исследования. 

 Теперь скажу несколько слов о Helicobacter Pylori – на протяжении 13 лет, с 1992 до 2005 года эта бактерия гостила в моём организме. В 1992 году вдвоём с приятелем мы посидели в придорожном ресторане в Южной Калифорнии. В числе угощений там было самодельное пиво и были свежие салаты, приготовленные из овощей, собранных на собственном огороде на заднем дворе ресторана. Симптомы острого пищевого отравления были у нас обоих, но моего друга прошиб сильный понос и таким путём он выдворил инфекцию из кишечника. Мой желудок оказался несколько устойчивее, понос не возник, и бактерия имела время угнездиться в желудке и в двенадцатиперстной кишке.

К счастью для меня, я никогда не имел ни малейших сомнений относительно бактериальной причины моей дуоденальной язвы. Когда американский доктор попробовал убедить меня в том, что наилучший способ лечения моей язвы основан на “понижателях кислотности желудочного сока” типа Ранитидина и подобных ему препаратов, я нашёл в себе достаточно здравого смысла отказаться от этих методов лечения. Я сказал, что я не готов принять его терапию и настоял на том, что нужно вначале исключить возможность инфекции, для чего нужен бактериологический анализ. И подумать только(!), когда он выписывал направление на анализ, он без ошибки и не заглядывая в справочник написал в направлении правильное латинское название бактерии Helicobacter Pylori. Выходит, он прекрасно знал о результатах исследований австралийских медиков, где Барри Маршалл доказал бактериальную природу язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, но он хотел назначить мне старую “хроническую” терапию. Уничтожение инфекции и моё полное излечение не входило в его намерения, он хотел сделать из меня стабильного хронического возвратного пациента.

Когда результаты анализа показали положительную реакцию на  Helicobacter Pylori, доктор даже сказал: “К моему удивлению, результат оказался положительным”, на что я ему ответил: “А вот у меня этот результат никакого удивления не вызывает”, после чего быстро прекратил всякое общение с этим доктором.

Тогда я не избавился от этой инфекции – оказалось, что мой штамм бактерии был устойчив к тетрациклину. Только много позже я выяснил, что уничтожение  Helicobacter Pylori является далеко не тривиальной задачей. Этот коварный оккупант покрыт специальным защитным слоем, по функциям напоминающим танковую броню. Этот слой состоит из белков и липидов, устойчивых к кислотам (в том числе к желудочному соку), ферментам и антибиотикам. Нужно вначале разрушить этот защитный слой с помощью висмутовых препаратов, только потом антибиотики смогут атаковать саму бактерию.

Короче говоря, я избавился от этого “квартиранта” только в 2005 году при помощи комбинации Амоксицилина с Де-Нолом (три-цитрат висмута). Вот с тех пор у меня нет никаких пищевых ограничений, ни установленных врачами, ни своих собственных, никаких аллергий, и я уверен, что регулярные применения ИКСС поддерживают мою иммунную систему на таком уровне готовности, что повторная атака этих двух бактерий (Streptococcus и Helicobacter) практически исключена.

0=0=0=0=0=0=0=0

Иногда бывает трудно понять, какое именно сообщение Ваш организм пытается донести до Вас, но если всё-таки удаётся разобраться с этой “расшифровкой”, то результат может по информативности превосходить полноценную университетскую лекцию. Вот такая история произошла со мной в 2008 году – и у меня появился новый повод уважать свой организм, который был терпелив, настойчив и не сдавался до тех пор, пока сообщение не было принято и правильно понято.

Я занимался применением ИКСС к себе достаточно регулярно уже с 2003 года и уже обзавёлся “домашним” зеркалом диаметром 22 см и “походным” зеркалом диаметром 16 см. И вот случилось так, что в 2008 году я принял приглашение из Китая преподавать математику на английском языке в городе Чженьчжоу, где выпускникам средних школ требовалась подготовка для поступления в университеты США, Канады и Австралии.

Расстояние от моего дома до работы составляло примерно 3 км, утром я ездил на работу на автобусе, а вечером возвращался пешком с заходами в местные мелкие магазинчики или на фермерский рынок. Однажды, вернувшись домой, я повнимательнее посмотрел на нижние части своих ног – вены на голенях были расширены, бугрились под кожей и начинали болеть. Что же, вроде бы ничего удивительного – в апреле 2008 года мне исполнилось 70 лет. И всё же увиденная картина мне активно не нравилась.

Было ощущение, что какое-то обстоятельство настойчиво требует моего внимания, это “что-то” находилось во мне или вокруг меня, но я никак не мог осознать, что же это такое. Какая-то картинка казалась аномальной и очень важной, но она упорно не выходила на передний план и избегала сознательной концентрации внимания.

Я взял своё походное зеркало и вышел из квартиры во двор. Было около 4 часов дня, солнце стояло довольно высоко в небе, я засучил левый рукав и направил солнечный зайчик на внутреннюю сторону локтевого сгиба, где должна была находиться вена.

Вдруг с внезапным изумлением я ПОНЯЛ, что было необычно и аномально – вена в локтевом сгибе была не видна! Конечно, она была там, на своём законном месте, но за все эти годы Солнечного облучения толстый слой кожи и соединительной ткани разросся поверх вены, она теперь была скрыта от прямого взора, как будто под панцырем. Я посмотрел на второй локтевой сгиб – та же картина, вена закрыта от взора под толстым защитным слоем..

Я сидел в этом китайском дворике обалдевший – неужели это действительно НАСТОЛЬКО ПРОСТО? Мой организм кричал мне, что варикозные вены легко поддаются лечению, что средство для лечения находится у меня в руках и что мой мозг должен проявить хотя бы рудиментарное соображение, сложить 2+2 и применить к ногам то, что произвело результат на руках.

Решено – сделано! Я вернулся в квартиру, сменил длинные брюки на шоргы, снова вышел в китайский двор и начал облучать свои вздувшиеся вены концентрированным Солнечным Светом. На основе прошлого опыта с локтевой областью я решил для себя, что я ограничу длительность сеанса 5-6 минутами, по 3 минуты на ногу.

В общем, это оказалось совсем иное ощущение. После первых моментов неудобства мне удалось расположить себя, ноги, Солнце, руки и зеркало так, что получился довольно приличный сфокусированный зайчик на правой голени в той области, где имелось несколько вен. И как только я направил зайчик на одну из этих вен, как тут же ощутил сильное покалывание, как будто я колол себе ногу острой иглой. Уколы эти ослабли, когда я стал быстро двигать зайчик взад-вперёд вдоль вены с амплитудой 2-3 см.

Стоп, перерыв, обдумать ситуацию...

Похоже на то, что крупные вздувшиеся вены на ногах поглощают ИКСС гораздо интенсивнее, нежели белая кожа или маленькие вены на руках. Но ведь для того, чтобы заставить вздувшиеся вены сжаться и стать меньше, я должен нагреть их до такой степени, чтобы причинить им боль. Таим образом, методика нарисовалась в виде следующей последовательности – уменьшить амплитуду колебаний зайчика примерно до 1 см и облучать до тех пор, пока не почувствуется боль от нагрева, затем передвинуть зайчик вдоль вены на соседний участок, вызвать там такой же эффект, и продолжать эту процедуру вдоль вены, доводя нагреваемое место до колющей боли, но убирая зайчик раньше, чем произойдёт настоящий ожог.

Опуская несущественные подробности, скажу, что первые результаты проявились примерно через неделю (2 дня были потеряны из-за пасмурной погоды). Честно говоря, я дополнил Солнечное облучение поднятием ног выше головы с целью снизить давление крови в ногах. Эта процедура состояла из лежания на полу в позе “на спине” близко к стене, задирания ног на стену и пребывания в таком положении в течение 20-25 минут. Кровь приливала к плечевому поясу и к голове и отливала от ног в точном соответствии с законом всемирного тяготения.

Итог всего рассказанного тот, что теперь, спустя 3 года, я забыл все страдания, которые варикозные вены могут причинить добропорядочному пожилому человеку. Нет, вены не спрятались полностью, рассчитывать на это было бы нереалистично, процедуры следовало начать на 10-15 лет раньше.

0=0=0=0=0=0=0==0=0

История моих взаимоотношений с Концентрированным Солнечным Светом не всегда была полна мягкости и безобидности. Бывали случаи, когда я злоупотреблял Солнечным Светом до такой степени, что намеренно причинял себе ожоги по живому телу – до дымящихся угольков и до жареного мяса.

В моей жизни было два таких случая. Первый из них произошёл, когда мне было 16 лет и когда я по настоящему разозлился на эту надоедливую бородавку на правом безымянном пальце. Одноклассники наперебой советовали различные “проверенные” способы сведения бородавок, но все эти способы либо требовали применения химии (напр. нитрата серебра), либо чего-то совсем странного и неочевидного (пусть собака или лягушка помочится на твою бородавку). Кроме того, практически на каждый предложенный способ находился кто-то, кто приводил свидетельства, как сведённая таким способом бородавка обязательно возвращалась на своё место через пару/тройку месяцев.

Наконец один из мальчиков вспомнил, что его двоюродный или троюродный брат слышал рассказ о бородавке, успешно сведённой выжиганием – при помощи увеличительной линзы и Солнца. Этот рассказ был обсуждён в компании одноклассников, никто не мог припомнить каких-либо аргументов против, так что я вооружился 10-сантиметровой линзой и в ясный солнечный день решился применить этот метод к своей собственной бородавке.

Это была НАСТОЯЩАЯ боль – верхушка бородавки вся побелела, ощущение раненого пальца пронзило меня всего от кончика пальца до макушки, глаза заслезились, и только крайним усилием воли я не сбил линзу с фокуса. Затем я увидел лёгкий дымок, поднимавшийся от горячего места на пальце, почуял запах горелой кожи и мяса, и тут вдруг...

Боль растаяла, в ней уже не было ничего ужасного или невыносимого, просто средненькое ощущение небольшого ранения, хорошо известное каждому, кому случалось порезать себе на кухне палец. Слезящиеся глаза просохли, линза крепко держалась в левой руке - а бородавка вовсю горела.

Теперь я мог сознательно управлять своими действиями – направить сфокусированный солнечный луч на центр бородавки, сжечь там всё до углей, затем медленно удалиться к периферии, работая кругами и увеличивая радиус кругов до тех пор, пока не убедился, что бородавка полностью уничтожена, включая даже некоторое колечко пограничной кожи. В cущности дело было сделано - “Finita la comedia!”

Всё последующее было обыденно и неинтересно. Кровоостанавливающая мазь, забинтовать палец, подождать неделю, снять бинт, прочистить рану от грязи и остатков горелой кожи, снова перевязать, и наконец, ещё через 2 недели получить в своё распоряжение чистый палец без бородавки. Теперь по прошествии десятков лет я уже не могу даже найти место, где когда-то был шрам, ясно выделявшийся на пальце в течение первых 3-4 лет после удаления бородавки.

Через много лет я понял, почему исчезла боль. Это было комбинированное воздействие двух факторов. Во первых, когда боль выходит за кажущиеся пределы терпения, организм перенастраивает свои пороги и пределы – мы можем сравнить это с уменьшением масштаба изображения на карте  или с изменением фокусного расстояния фотокамеры, американцы называют это действие “Зумминг”. Тогда то, что представлялость 100-кратной болью, преобразуется в 2-кратную боль и становится достаточно переносимым. Во вторых, сжигая бородавку, я также сжёг расположенные в ней нервы и нервные сенсоры – бородавка лишилась средств связи и сигнал о происходящем в пальце бедствии просто не доходил до мозга. (Этот опыт приблизил меня к пониманию поступка Гая Муция Сцеволы, который по своей воле сжёг себе руку, чтобы показать варварам своё безразличие к боли и смерти).

 

Второй случай “сожжения по живому” произошёл в 2007 году. Поводом для такого жестокого применения ИКСС послужил сгусток вишнёво-красных ангиом на левом плече. Они появились там в середине 1990-х и я бы так и оставил их без внимания, если бы одно из этих красных пятнышек не стало вдруг расти и надуваться. В 2006 году тёмно-красный шарик достиг диаметра 10 мм и начал причинять заметные неудобства.

Я сжёг эту “вишню” при помощи своего походного 16-сантиметрового зеркала, фокусируя зайчик на плече прямо на ангиоме и пользуясь другим зеркалом для того, чтобы видеть, что я делаю. По существу процедура оказалась такой же, как и при сжигании бородавки – вначале острая интенсивная боль, сменившаяся умеренной болью во время собственно процедуры сожжения. Ангиома сгорела так же, как и бородавка, вместе с кожей и содержимым до плоского пустого места. Разница была в длительности последующего кровотечения – рана на месте ангиомы кровоточила 5 дней, в то время, как на месте бородавки кровотечение остановилось через 2 дня. Разница эта может быть связана с возрастом – я удалял бородавку в возрасте 16 лет, а ангиому в возрасте 69 лет, так что кровосвёртывающие свойства моего организма могли быть весьма различны.

В обоих случаях у меня не было даже малейшего намёка на воспаление или нагноение раны, невзирая на широко распространённое мнение, что ожоговые ранения весьма склонны к таким осложнениям. Ни бородавка (через 58 лет), ни ангиома (через 5 лет) не показали никаких признаков рецидива – по всей видимости, они счастливо удалились в небытие.

0=0=0=0=0=0=0=0=0=0

Обращаюсь к тем, кто будет читать эти заметки – пожалуйста, не пытайтесь воспроизвести мои эксперименты! Это просто честный отчёт о том, что и как случилось, но ни в коем случае не инструкция “как это сделать”. Всё описанное произошло с человеком, у которого своя специфическая генетика, необычный менталитет и очень необычная биография. Ваши жизненные свойства существенно отличаются от моих, так что не пытайтесь идти туда, а потом упрекать меня за Ваши беды.

0=0=0=0=0=0=0=0=0=0

0=0=0=0=0=0=0=0=0=0